Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: атмосферное (список заголовков)
17:29 

Левый палец большой ноги.
В голове сегодня вертится интересная идея. Идея людей-из-книги.

У каждого писателя, всякого, кто брался за написание других миров, таких же либо отличных от его собственного,- есть мечта. Она то и дело проскальзывает в голове, когда он задумчиво бродит взглядом по толпе, почти ни на что не надеясь. И всё равно теплится надежда, что однажды взгляд зацепит тот самый образ, что давно был на бумаге, в файле ли на компьютере. Такой уже давно родной образ, который ты знаешь до самых незначительных мелочей.
Но таких людей, людей-из-книг, найти почти невозможно. Не всегда оттого, что это не человек, а эльф из древнего, давно почившего на полках альтернативной истории государства. Не оттого, что это рыцарь в доспехах или киборг с рукой-протезом. Даже тем писателям, чьи образы их персонажей живут в почти таком же мире, отнюдь не легче. Люди-из-книг всегда чуть ярче, немного на сдвиге реальности. Повествование толкает их на передний план, в эпицентр событий. Они чуть живее, чем прочие живые люди, чуть более нереальные, чем эта самая реальность.
Люди-из-книг существуют, и надежда на встречу, на случайное столкновение в метро всё равно не гаснет. Надежда различить в незнакомце привычные черты, удостовериться, что придуманные личности на самом деле живут своей жизнью, как в написанных историях. С ними происходит тот ворох событий, что был кропотливо описан, и они пьют по утрам горький ледяной кофе. И обязательно, всенепременно у них живёт трехцветный кот, а на спине, под мешковатой толстовкой - огромный жук-рогач с черепушкой вместо узоров на крыльях.
Люди-из-книг бредут мимо каждый день, незамеченные и непризнанные собственными творцами, проживают свои жизни, не догадываясь, что историю их давным-давно написали. Они просыпаются утром на полу, в горе подушек. Днём они спасают миры, а может, идут на работу. А по вечерам они ведут затяжные философские беседы, и тонкие струйки ароматного дыма складываются причудливыми тенями на стене.
И нужно обладать немалой удачей, чтобы с самым сбыточным один на миллион одним солнечным днём поравняться с худенькой, ростом с тебя, фигуркой. Различить надрывающиеся аккорды Цеппелинов в огромных расписных наушниках. Заметить плетенные браслеты, выглядывающие из-под строгой белой рубашки. Скользнуть взглядом по черной жилетке и веселенькому, в павлинов, галстуку.
И в вызывающей красноте волос, во вплетенных в волосы бусинах и подвесках, в голубых глазах и вздернутом носе узнать, признать. Люди-из-книг существуют и даже иногда сталкиваются с теми, кто их породил. Но, как сложно творцу уловить свои творения в толпе обычных прохожих, так сложно и творениям признать в незнакомцах кого-то, кто описал их и всю их историю. И вот он уже щелчком раскладывает самокат, маленький безумный человечек, мурлычащий Лестницу в Небеса, и уносится прочь так же быстро, как он появился на горизонте. Исчезает в никуда.
Но ты уже знаешь, веришь отчего-то, что есть и рисунки на стенах, и наброски Музы, и горький кофе по утрам, и стая питомцев с попугаем во главе. И есть человек-фантазёр, человек-из-книги, чей ежедневный подвиг - находить вдохновляющее и безумное в каждой мелочи. У него будет Муза-жена и две дочери. У него будет внучка, которую он будет любить больше жизни. У него будет паспорт, где не будет места под новый штамп, под новую визу. Он найдет себя в мире, во всех ежедневных чудесах, которые окружают каждого, стоит только присмотреться.
Просто он пока еще об этом не знает, отталкиваясь от сырого асфальта и уезжая вдаль, в очередную главу своей истории.


Люди-из-книги, которые чуть ярче, те самые, вокруг которых вертится жизнь. но ты не понимаешь этого, пока не присмотришься, пока не заметишь и не поверишь, что они, создания, порожденные больше чьим-то словом, чем существующие сами по себе,- они двигатели сюжета. Двигатели и сдвигатели мировой оси. Пусть и незаметно для окружающих, но они и есть главные и второстепенные герои этого мира. Живущие, не существующие. А мы есть читатели их историй. Или же творцы.

@темы: Атмосферное, Творчество собственное, Филосовский бред под кружечку чая

14:31 

Левый палец большой ноги.
Очередной временный подъем, которым нужно пользоваться. овить волну вдохновения и успеть переделать все дела, разогнаться так. чтобы на одной инерции проскочить период затишья.
Нужно успеть так много. Наконец доехать и решить свои пока-не-проблемы с вузом (боги, почему они не могли сделать пары с утра). Вновь взяться за нагрузки. Перестать залипать до ночи, чтобы на утро не чувствовать себя, словнопо тебе катком проехали.

У мира будет новый виток. Жаль, что так вышло. Жаль, что мне теперь нужно удержать образы. что изначально моими не были. Это сложно - терять и одновременно продолжать иметь человека, но уже в другом качестве. Уже не совсем чтеца-оживителя мира. уже совсем не творца. С какой-то стороны это изменения, и не факт, что плохие. Просто теперь нужно искать, под чьим взглядом написанный мир будет оживать. И наконец написать историю Города, историю трёх духов, историю мечт и обманутых надежд. Уже самой, продержаться без стимулирующих комментариев, без разбора полётов. Может, хотя бы в этой сути ко мне вернутся. Не знаю. Обидно понимать, что человек остался тут же, на расстоянии вытянутой руки, но у него нет времени на то, чтобы написать тебе. Чтобы обсудить с тобой всё то, что вы тянули вместе много лет.

Что ж. Мир ждут потрясения и изменения. Мир будет написан, его история всё же завершится. так или иначе. Я найду в себе силы и перепишу черновик.



@темы: Творчество собственное, Самокопания - залог, но чей, не помню, Атмосферное

23:15 

Левый палец большой ноги.

Johann Wolfgang Goethe "Erlkoenig"


И. Гете "ЛЕСНОЙ ЦАРЬ"
(на немецком языке)



Wer reitet so spaet durch Nacht und Wind?

Es ist der Vater mit seinem Kind;

Er hat den Knaben wohl in dem Arm,

Er fasst ihn sicher, er haelt ihn warm.



"Mein Sohn, was birgst du so bang dein Gesicht?"

"Siehst, Vater, du den Erlkoenig nicht?

Den Erlenkoenig mit Kron` und Schweif?"

"Mein Sohn, es ist ein Nebelstreif." --



"Du liebes Kind, komm, geh mit mir!

Gar schoene Spiele spiel` ich mit dir;

Manch bunte Blumen sind an dem Strand;

Meine Mutter hat manch guelden Gewand." --



"Mein Vater, mein Vater, und hoerest du nicht,

Was Erlenkoenig mir leise verspricht?"

"Sei ruhig, bleib ruhig, mein Kind!

In duerren Blaettern saeuselt der Wind." --



"Willst, feiner Knabe, du mit mir gehn?

Meine Toechter sollen dich warten schoen;

Meine Toechter fuehren den naechtlichen Reihn

Und wiegen und tanzen und singen dich ein." --



"Mein Vater, mein Vater, und siehst du nicht dort

Erlkoenigs Toechter am duestern Ort?"

"Mein Sohn, mein Sohn, ich seh` es genau,

Es scheinen die alten Weiden so grau."



"Ich liebe dich, mich reizt deine schoene Gestalt;

Und bist du nicht willig, so brauch` ich Gewalt." --

"Mein Vater, mein Vater, jetzt fasst er mich an!

Erlkoenig hat mir ein Leids getan!" --



Dem Vater grauset`s, er reitet geschwind,

Er haelt in den Armen das aechzende Kind,

Erreicht den Hof mit Muh` und Not;

In seinen Armen das Kind war tot.



1782 г.

@темы: Атмосферное, die Deutsch

23:29 

Левый палец большой ноги.
"В этом году снег повалил неожиданно. Еще за день до этого было жарко в пальто, и оно висело, перекинутое через руку. Еще вчера была осень. Был октябрь. И уже с утра пушистые белоснежные хлопья повалили с небес, словно так было и нужно. Словно так было правильно, в середине октября - и снег, чистый, настоящий, устлавший землю и припаркованные машины.
Он был самым ранним первым снегом на их памяти. Порой он задерживался до декабря, а в этом году решил осчастливить собой много раньше. Удивительная сказка, морозная, колючая, но такая чарующая, опустилась на город, чтобы буквально через час растаять.
Он сидел в кабинете, потягивая травяной настой из принесенного с собой термоса. Перед глазами еще не рябило от десятков работ студентов, но он ощущал, что к концу дня в глаза словно песок насыпят. Но у профессора, который читал лекции, времени было едва ли больше, чем у него самого, с недавних пор аспиранта. К тому же, профессор этот по совмпстительству был его научным руководителем, а потому в этот момент мог вполне проверять уже его работу.
Телефон беззвучно дернулся на столе, извещая о новом пришедшем сообщении. Он поправил на переносице очки, рассеянно скользнул взглядом по кабинету, зацепился за вид из окна, и сразу все понял. Он уже знал, от кого было это сообщение. Он знал, что в этом сообщении его ждет. И улыбка, теплая, как заваренный заботливо настой, тронула его губы.
"С годовщиной. Я люблю тебя. Твой ворон." "

@темы: Атмосферное, Творчество собственное

22:52 

Левый палец большой ноги.
Чудесное чувство, когда находишь камерное, ламповое место, уютное, как теплый клетчатый плед. И люди в нем - такие же ламповые, немного свихнувшиеся, а ты сходишь с ума вместе с ними, погружаясь в выдуманные миры. Погружаясь туда с головой,и выныривая лишь на краткие мгновения.

Когда безумцев большинство, нормальное меньшинство становятся безумцами

@темы: Филосовский бред под кружечку чая, Атмосферное

22:33 

Левый палец большой ноги.
There are people that ask too many questions. Nevertheless they just don't know what to do with answers

@темы: Атмосферное, Мелочи насущные

18:59 

Левый палец большой ноги.
Ты думаешь, что не суеверен. Ты думаешь, что мир, пусть и не лишенный смыслов и символов, пусть и наполненный ими,- все равно не касается этими символами тебя. Да, ты можешь отстраняться от них, любоваться этими смыслами со стороны. Полем одуванчиков, рожденным в твоей голове, живыми Тенями, восстающими со стен. Ты можешь даже пытаться наполнять свою жизнь этими смыслами, в глубине души считая себя совершенно рациональным и не падким на подобные глупости.

А потом случается то, что заставляет тебя поверить в эти самые смыслы. Дурацкий браслет, ответный подарок. Маленькая. сплетенная из нескольких крашеных ниток веревочка. Она продержалась на твоей руке больше года, изрядно пообтрепавшись, но стойко перенеся все невзгоды. Она стала частью твоей жизни, неизменным спутником с загаданным на неё желанием. С плотно завязанным узлом - не развяжется. Ты ходишь, больше со смехом думая, что желанию эту никогда не сбыться, слишком часто ты загадывал его везде, где только можно. Слишком часто оно не сбывалось, чтобы какой-то браслет, кривенький, замученный, что-то изменил.

А потом он рвется. Он рвется сначала по краям, то там, то тут, и один раз вечером ты чуть помогаешь ниткам, и браслет остается у тебя в руке. А ты смеешься, криво усмехаешься, мол, вперед, желание же должно сбыться.

А оно берет и сбывается. Ты не веришь, ведь твоя жизнь наполнена только искусственно навязанными самой себе смыслами, в которые ты не веришь. Все случается, да только не с тобой. Все происходит вокруг, и люди живут такой интересной жизнью. Люди, за которых ты, эмпат, цепляешься, забывая о собственных проблемах.

А оно берет и сбывается. И ты просто однажды находишь то, что давно искал.

А ты берешь и влюбляешься. И это чувство неожиданно ответно.

@темы: Атмосферное, Самокопания - залог, но чей, не помню, Филосовский бред под кружечку чая

19:16 

Левый палец большой ноги.
Никогда не умела вести записи. Все дневники, что у меня когда-то были, все заметки и наброски - отдельные фрагменты, разрозненные, разбросанные по страницам моим не самым читабельным почерком.

Сложно вести записи, когда все, что ты пишешь, вылетает у тебя из головы, а то, что ты просто в ней держишь, не выливая на бумагу, остается в ней весьма оновательно и надолго. Я не теряю вопоминания. Напротив, порой они придавливают меня в самый неожиданный момент, напоминая о себе. Но стоит мне записать, зафиксировать идею, облачить её в слова, как она тает в моей голове, и еще месяц, два, три, год - и я читаю те же строки, что написала я сама, совершенно не помня о том факте, что действительно их писала.

С какой-то стороны это даже неплохо - читать написанные тобой истории раз за разом, словно вновьё. То самое чувство, когда, прочитав хорошую книгу, ты хочешь стереть себе память и прочесть её еще раз. Я могу. Могу сдуть электронную пыль с электронных страниц и углубиться, будто впервые, в историю, которую когда-то написала сама, проникнуться моими же персонажами. Раз за разом.

С другой же стороны все мысли и чувства, стоит им быть изложенными, теряются потом в моей голове, исчезают. Словно уходят на бумажные и не очень страницы.

А еще у меня ужасные проблемы с хронологией, с ощущением времени. Ощущением не в том смысле, когда не можешь понять, который час или ощутить, когда пора выходить, нет. Я скорее теряюсь во времени, помню события - что, но не помню время - когда, когда же они произошли. Я очень хорошо помню все "что", помню до запахов, до интонаций, до цвета занавесок, будь они неладны. Но я не могу запомнить элементарно, когда именно это происходило. Это произошло, это осталось в прошлом, но вчера ли или месяц назад - для меня нет этих понятий. Есть только прошлое и островки воспоминаний, отдельных, не выстроенных, которые плавают в Прошлом.

И я не уверена, что вновь заведенный дневник мне поможет с этой проблемой. But who knows, who knows.

@темы: Филосовский бред под кружечку чая, Самокопания - залог, но чей, не помню, Атмосферное

Nevertheless

главная